23:23 

Богиня. Эпизод первый.

annapantera
Чем старше становишься, тем отчетливее понимаешь, что ты ни черта не понимаешь в жизни. А раньше все казалось таким простым, таким однозначным...
Маша была обычной 14-летней девчонкой. Так думали почти все. Конечно, учителя в школе считали ее одной из самых умных и сообразительных учениц, это была скорее заслуга ее мамы, которая с помощью жесткой дисциплины приучила ее к внимательности и терпению. Наверное, мальчишки из параллельного начинали замечать ее красоту и изящество, но она об этом не знала, только догадывалась. И никто ничем сособо ее не выделял в толпе бесформенных девочек-подростков. Все считали, что в принципе она обычная девчонка.
Все, но только не она сама. С самого начала своего полового созревания Маша считала себя богиней. И может именно поэтому уже в том возрасте ей была присуща совсем не девичья сексуальность.
С тех пор как мама разрешила ей краситься, она старалсь как можно ярче выделить глаза, и в компании шикарных ресниц ее взгляд приобретал то томное выражение, которое впоследствии заствлялло мужчин испытывать к ней влечение. На ее сверстников-мальчишек, однако, этот взгляд не производил ровно никакого впечатления. Но она не унывала, зная что ее час настанет. И продолжала красить глаза и бросать томные взгляды.
Надо сказать, что она делала это не из развлечения. В ее классе было еще две или три девчонки с весьма неплохими внешними данными. Одна из них даже умела петь и танцевать. И вот ей-то всегда и доставались все овации на школьных вечерах и концертах. Нашей же героине в лучшем случае перепадала доля прочитать какой-нибуд заумный стих, после которого не апплодировал никто кроме педагогов, которые и сами не очень хорошо понимали смысл услышанного. Для всех Мария была умницей. И только. Для одноклассников – заучкой. Так хотела ее мама, и она не имела сил сопротивляться. Тогда она еще не знала, почему так происходит. Она не знала, что в среде обывателей слова «красивая» и «умная» - антонимы. А другой среды она еще не видела.
Но она не отчавалась и продолжала красить глаза, отращивать ногти и мечтать. Мечтать, что когда-нибудь люди увидят в ней то, что видит она сама. Когда она смотрела в зеркало, она не видела там заучку. Она, честно признаться, вообще не видела там подростка. Ее отражением была красивая девушка, почти женщина со страстным, пламенным взором. И она недоумевала, почему никто больше этого не замечает.
И вот однажды у ее мечты появился шанс на осуществление. Она поехала в летний лагерь. Лагерь находился за городом, километрах в 30-ти. Ребята были из разных районов, из городов и поселков. Но по прежнему, Маша не видела никого прекраснее себя. Такой красавицей была она одна. И уж тут-то, она была уверена, она встретит своего принца. Это было ее навязчивой идеей – встречаться с мальчиком. Неважно с каким. Ну, конечно ей хотелось, чтобы он был красивым и так далее, но каких-либо четких критериев она конечно не имела.
Она увидела его еще в городе, на пункте сбора. Среди десятков хлопочущих мамаш, кудахтающих бабушек, угрюмых отцов, нервных руководителей – она увидела его. И сразу поняла – за него она готова бороться с целым миром. Были там конечно и другие, менее с ее точки зрения привлекательные, но ведь она – королева и ей нужно самое лучшее, не меньше! Знать бы ей тогда, что не все то золото, что блестит. Но она была уже поглощена игрой. Эти страстные взгляды, эти томные жесты – она испробовала технологию, о которой не так давно ей поведала подруга. Ноль эмоций. Никакого эффекта! Крепкий орешек, подумала она. Ничего, справимся. Маша была уверена что добьется своего, ведь она неотразима. Вместе с тем она чувствовала, что если он не будет принадлежать ей, она просто умрет. Она безнадежно влюбилась. Так сильно насколько только было способно ее юное сердце, а оно, было способно на многое, оно вмещало столько страсти, сколько не всякое взрослое сердце способно вместить.
Страсть эта с самого начала смены превратилась в активнейшие действия. Чего только она ни делала: ходила за ним тенью и беззастенчиво приставала, пыталась пригласить потанцевать и демонстративно игнорировала, устравивала вместе с другими девчонками вылазки в мальчишескую секцию после отбоя, даже передавала ему записки не совсем ясного содержания – ничто не дало желаемого результата. А тем временем девичье сердце страдало, оно буквально обливалось кровью при виде его. Она не могла оторвать глаз.
О боже, как он был красив! Смуглая кожа, большие карие глаза, длинные черные ресницы, острые черты лица, такая милая дружелюбная улыбка и ослепительно белые зубы. А как он танцевал на дискотеке! Так больше никто не умел. Он один, единственный во всем мире! И раз он – самый лучший и она самая лучшая, значит им суждено быть вместе!
Но что-то не складывалось. Объект ее страсти упорно не желал идти на сближение. Маша недоумевала, как же так. Я самая красивая девчонка на смене, а он меня не замечает. Действия становились активнее. Ее удивляло почему к концу смены он и вовсе стал обходить ее стороной. Ей было обидно. Все были довольны, некоторые даже нашли себе пару. Но ее не интересовал никто другой кроме него. Ее сердце целиком было занято кареглазым танцором. Он был все таким же красивым и таким же недосягаемым. Она была похожа на наркомана в ломке, который видит за стеклом свою дозу, но никак не может ее достать.
Вот и все, конец смены. Прощальный костер. Маша уже отчаялась. Хотелось плакать оттого что она больше никогда его не увидит. Его, своего кумира, идола, бога! Но она привыкла бороться до конца. Следующим этапом борьбы стала обратная дорога. Садясь в большой комфортный автобус, она взглядом рыси выследила, куда он сел, и, проскользнув змеей через толпу, села позади него. Ей удалось наконец с ним поговорить, хотя ему явно было неудобно сидеть, повернувшись назад. Говорили о всякой ерунде, каждый о себе, как обычно. Она узнала, что он живет в другом городе, до которого еще около 12 часов ехать на поезде. Это ее не смутило. Она была как никогда близка к цели! Но что сделать, чтобы этой цели достичь, когда она уже так близко – она не знала. Ей нужно было не просто знать, что она ему нравится, ей хотелось, чтобы он взял ее за руку, чтоб поцеловал. В ней, в худой 14-летней девчонке, жила очень страстная и чувственная женщина, которая готова была раствориться в своем избраннике и отдать ему все. Поэтому она просто взяла его адрес и пообещала написать.
В город они приехали на закате, когда небо за окном полыхало яркими красками, словно крылья огненной птицы. Выйдя на остановке из автобуса, Маша стала искать его глазами, надеясь на самое невероятное. Но он затерялся в толпе где-то возле кабины водителя, тогда как она вышла через заднюю дверь и теперь находилась сзади автобуса, оттесняемая все дальше и дальше толпой подростков и людьми, толкущимися на остановке. Она безумно хотела прорваться к нему, но со своими сумками не могла даже сдвинуться с места. Тем более что ее подружки, выполняя распоряжение сопровождающих держаться кучнее, жались друг к другу, словно замерзшие воробьи. Начались минуты прощания: слезы, сопли, обмен адресами и телефонами, страстные клятвы писать и звонить друг другу до конца своих дней…. Ей пришлось отвлечься от высматривания своего избранника и поделиться с новыми подружками своей контактной информацией, что ж, мелочь, а приятно. Когда же девчонок потихоньку разобрали родители, и она взглянула туда, где еще недавно находилась любовь всей ее жизни, она никого не увидела. Точнее никого, кто мог бы ее заинтересовать. Вот это была обида из обид! Она чуть не расплакалась. Но сдержала себя, увидев, как к остановке подъезжает темно-зеленая семерка ее папы. Сердце было полно обиды и в то же время радостной надежды: у нее теперь есть его адрес, она сможет писать! И может быть, когда нибудь…. эх..!
В машину она садилась неохотно, сканируя толпу широко открытыми глазами. Папа посмеялся: «Видно, у тебя впечатлений куча, глаза по 5 копеек». Ага, вот уж чего-чего а впечатлений хоть отбавляй. Однако о самых важных они с мамой никогда не узнают.
Приехав домой, она, даже не разбирая вещи и едва поев, кинулась писать письмо. Ее душа еще кипела, и она написала все. Как любила, как страдала. Все свои чувства, самые сокровенные она выплеснула на лист бумаги. Надеясь что он поймет.
На следующий день Мария отправила письмо. Через некоторое время пришел ответ, который ее поразил! Мало того что она и так волновалась открывая письмо, то что она там прочитала, повергло ее нежную душу в настоящее смятение. Он писал красивым крупным почерком, аккуратно, с элементами рисунка. Все эти непонятные черточки ей безумно нравились. Они как будто нашептывали ей, что где-то есть волшебный, другой мир, и там все люди такие классные!
Он писал, что его смутили ее взгляды в начале смены. Что она ему нравилась, но не так уж сильно. Она поняла, что он готов дружить, но не более. Через много лет, вспоминая это письмо, она поняла, что он просто боялся не справиться с тем ураганом, каким она была. Он был не готов находиться рядом со взрывачатым веществом. В конце концов, в душе он был еще мал. Хотя внешне и вполне развит. Но, так или иначе, он оставил свой телефон и написал, что если когда нибудь она приедет в его город, то пусть позвонит, чтобы встретиться. И это стало ее новой целью. Ее новой сумасбродной идеей, поглощающей и затягивающей как трясина. Возможно, она уже не надеялась построить с ним отношения, но она привыкла идти до конца. Ведь она – не обычная девчнока, она – богиня, и ей нужно никак не меньше, чем самое лучшее!

@темы: Мария и ее мужчины или Какой не надо быть

URL
   

Это диагноз

главная