Чем старше становишься, тем отчетливее понимаешь, что ты ни черта не понимаешь в жизни. А раньше все казалось таким простым, таким однозначным...
Как трудно писать ободиночестве, когда ты не одна. Нет той боли, тоски, которая давит на грудь так,что не хватает воздуха. И вроде как неискренне получается. Но все, же это было.И было не с кем-то, а со мной. Это зимнее звездное небо. Этот чистый холодныйвоздух. И голоса, доносящиеся издалека.

Голоса… они не давали мне покоя столько ночей. Как мне былообидно думать, что там, далеко, люди веселятся, общаются, любят…. Без меня.Иногда мне казалось, что это просто – я могу взять и пойти туда, тихонько,дворами, быстро. На полчасика. Ведь не так уж и далеко. Но не тут-то было. Моятюрьма крепко держит меня своими оковами, своими невидимыми цепями. Страхподбирается потихоньку от низа живота к самому горлу, затуманивает голову, недает думать. Нет, спокойно, сиди…. Подожди немного…. Сейчас все уляжется, страхпройдет и тогда…. И вот, я снова принимаю решение, на этот раз уже болеетвердое – идти. Хотя бы просто поближе подойду, просто посмотрю…. Издалекапосмотрю на чужое счастье. Тогда мне казалось, что эти люди счастливы. Я незнала, что они там просто прятались от своих проблем, будучи не в силах ихрешить. Но я не знала. Я думала, что они веселятся от счастья. А они веселилисьскорее от горя. Но я не знала этого, и как я хотела быть там! Просто быть,просто сказать «привет» хотя бы кому-то. Желание сильно. Ненависть к тюрьмепереполняет меня. Я встаю, я готова бежать! Но… Делаю пару несмелых шагов изамираю от их звука! Как же громко хрустит снег! А я думала убежать тихо. Невыйдет. Снова страх подбирается к желудку и сворачивает его в рулет. Нет,похоже моя тюрьма сильнее меня. Пойду, прогуляюсь по двору. Иду, снег хрустит. Вглубине двора темно, страшновато. Дальше – лес. Такой приветливый днем, ночьюон смотрит на меня зловеще своей темнотой. В раздумьях дохожу до бани.Останавливаюсь. Беру снег. Он мягкий, пушистый, сверкает в свете фонаря. Но ужочень близко лес. Боязливо оглядываюсь. Не то чтобы я боялась диких зверей, язнаю, они вряд ли подойдут близко к человеку. Скорее боюсь самого ночного леса,его духа. Или духов? Иду обратно. Останавливаюсь у сарая. Поднимаю глаза исмотрю на звездное небо. Как же оно далеко! И как оно прекрасно! Так хочется,чтобы кто-то забрал меня туда. Но кажется, что из моей тюрьмы никто не в силах меня забрать.
Снег мерцает, подобно звездам в вышине. Начинаю замерзать.Но стою до последнего, чувствуя, что только здесь у меня есть свобода дышать.Свобода видеть всю эту красоту и любоваться ей. Свобода слушать эти далекиезвуки. Лай собак, где-то даже вой…. Волк? Возможно. Начинаю беспокоиться за кота. Холод все сильнее. Иду к дому. На минуту замираю на крыльце. Кажется,голоса стихли. Или нет? Но они там, я точно знаю, там, и много радости у нихбыло сегодня…. Без меня. Последний неистовый приступ отчаяния. Глубокий вдох. Якак будто хочу забрать с собой в дом эту морозную свежесть, этот кусочексвободы…. По привычке смотрю на градусник. Открываю дверь. По телу разливаетсяприятное тепло и все мысли улетучиваются. До следующей субботы. Ровно доследующй субботы я буду жить на автомате, не замечая своей тоски в этом зимнемнебе. Но через неделю я ее снова увижу. Она наполнит мое сердце и всеповторится. Я снова буду смотреть на звезды, слушать далекие голоса и думать,что люди там счастливы. Пока жизнь не выбросит меня в новый океан событий, гдея почти перестану понимать, что вообще есть счастье и есть ли оно для меня? Апока – одиночество… и звездное небо.

@темы: другое творчество